03:00 

ЛОВЕЦ, ч. 5, гл. 1 "Пленник"

Jenny Li
Обо мне либо хорошо, либо Макае Тенткё в морду…
ЧАСТЬ 5. КОРОЛЕВСТВО НЕОБЪЯВЛЕННОЙ СТОЛИЦЫ.

Глава 1. Пленник.

Большой тракт от Герары шел на восток, очерчивая большой полукруг вдоль излучины реки. Те, кто хорошо знал здешние места, держали путь правее, там бежали, пересекаясь и петляя, проселочные дороги, пускай не такие широкие, зато идущие напрямик от деревни к деревне и постоянно ныряющие в перелески. Вокруг королевского тракта тянулись только бесконечные открытые поля. Кое-где они пестрели золотистыми квадратами дозревающей пшеницы, но много было и заброшенной земли, не видевшей в этом году плуга.
Проложили главный торговый путь провинции именно так, чтобы обезопасить его от разбойников: открытое пространство не позволяло спрятаться на обочине и кошке. Но у купцов дорога все равно любовью не пользовалась, хотя на официальных картах обозначена была именно она. Караван двигался почти в полном одиночестве. Если иногда навстречу и попадались редкие путники, они спешили поскорее убраться с дороги отряда инквизиции.
Вечером к отряду присоединилась еще одна повозка, поджидавшая их в стороне от тракта. Длинный корпус был затянут холстом, сквозь который смутно проглядывали очертания еще одной клети – гораздо более широкой и просторной, чем та, в которой везли пленника. Впряженные в эту повозку лошади с надетыми на глаза шорами и плотными чехлами на ушах, заметно нервничали. Кони инквизиторов тоже заволновались при приближении повозки, но подъезжать вплотную она не стала, пристроилась в конца каравана на почтительном расстоянии.
Святое воинство двигалось быстро. Привал сделали прямо у дороги уже в глубокой темноте и несколько часов спустя перед рассветом двинулись дальше. Вегард обходил собирающийся сниматься со стоянки лагерь, проверяя готовность людей и лошадей к продолжению пути. Несмотря на короткий отдых все были бодры и собраны. Крепкие холеные кони легко были способны еще долго выдерживать такой темп, среди инквизиторов тоже слабаков не держали.
Великий магистр обернулся и задумчиво посмотрел назад, в медленно рассеивающиеся над дорогой утренние сумерки. Стены Герары давно скрылись вдали, но Вегарда этот город не оставлял. Словно что-то не было доделано, только что? Сбоку, негромко побрякивая ножнами, подошел Гейрид.
– Правильно ли мы сделали, что сразу уехали, командир? – озвучил он сомнения магистра. – Может, стоило все-таки побеседовать с тем мальчишкой из Гильдии? Да и капитана хотя бы попробовать поискать…
– У нас нет на это времени, – Вегард отрицательно покачал головой. – Столица в любое мгновение может вспыхнуть восстанием. Нам нужно как можно быстрее доставить в Велентор доказательства ереси командора Фредегара, а у нас ведь и еще одно дело по дороге… Герарой можно будет как следует заняться позже.
– Тогда, может, допросить ловца прямо сейчас? Это сэкономит нам время.
– Нет, – магистр усмехнулся. – После этого он вряд ли доживет до столицы, а ему еще предстоит дать показания против командора на официальном суде. Ты же не надеешься просто его напугать? Он далеко не слабак. Нет, чтобы заставить его говорить, тебе и твоим ребятам придется очень хорошо поработать.
С другого конца лагеря донеслись возмущенные вопли и звуки перепалки.
– Что, опять?! – Гейрид схватился за голову.
– Да уж, беспокойный пленник нам на этот раз попался, – хохотнул великий магистр.
Ловец был достаточно разговорчив. Такое случается, хотя все пленники ведут себя по разному. Кто-то молчит, как рыба, замкнувшись в себе и своем страхе. Бывают такие молчуны, одного взгляда на которых достаточно, чтобы понять: ищут, как бы сбежать, где бы просочиться, какой бы кинжал из рук выхватить. Кто-то сыплет проклятиями, пока не закончатся силы. Иные пытаются договориться или хотя бы задобрить своих тюремщиков, с надеждой заглядывают в глаза, с готовностью поддакивают.
Рэниар был не вполне понятен. Больше всего он, конечно, язвил. Иногда нагло, явно нарываясь, порой очень тонко, едва понятно. Мог вдруг заговорить о погоде, а один раз – что за внезапный приступ альтруизма с ним случился? – подсказал Гейриду, что у его коня расстегнута подпруга. Вегард не видел в этом какой-то одной логики поведения, и это ему не нравилось, он привык читать своих пленников как открытую книгу.
Вот что сейчас такого ловец сказал брату Сайду, что тот, багровый от злости, орет дурниной и в ярости пинает колесо телеги? А Рэниар только вежливо слушает, чуть склонив голову на бок, изредка подливает масла в огонь негодования оппонента парой метких слов и любуется его истерикой дальше. Кстати, какой-то смутно знакомый жест, нужно об этом подумать на досуге.
«Да он же экспериментирует», – неожиданно снизошло на великого магистра озарение.
Ловец просто тыкал палочкой с разных сторон – и смотрел, кто как реагирует. Изучал, мерзавец. Вот пока брат Сайд орет, как недодавленная телегой свинья, брат Андор, держит его за плащ и изо всех сил пытается успокоить, увещевая, что пленник не специально и вообще грех обижаться на того, кто и так уже Создателем обижен. Брат Ретт просто стоит и таращится – этому все равно, на что пялиться, лишь бы развлечение было. Гейрид в сторонке глаза рукой прикрыл, мечтает сейчас сквозь землю провалиться и не видеть этого позора.
Зря Вегард решил, что пленник не пытается сбежать. Он пытался, и еще как, просто делал это по-умному. Выкрутиться из рук охранников и попытаться дать деру? Он же не самоубийца и прекрасно понимает, что не проживет после этого и минуты, а если проживет, то в таком виде, что лучше быстрая смерть на месте. Нет, этот парень всерьез настроен выжить.
Великий магистр неторопливо прошел к повозке. Его появление привело в чувство всех присутствующих. Дольше всех шумел распалившийся не на шутку брат Сайд, но и тот наконец заметил Вегарда и виновато почтительно замолк. Рэниар окинул главного инквизитора внимательным взглядом – наверняка в очередной раз сделал выводы. Что ж, наблюдательность – это прекрасно, но кто же тебе даст воспользоваться ее плодами, дружок?
– Ты всерьез полагаешь, – спокойно начал Вегард, – что тебе в этот раз удастся выкрутиться?
– Мы все на это надеемся.
– Держишь нас за наивных любителей?
– Что вы, – ловец едва заметно усмехнулся. – С таким почтенным списком трупов за плечами, как у вас, ваше святейшество, никак нельзя не признать в вас профессионала.
– Все дерзишь? Надеешься на то, что тебе за это ничего не будет? Зря. Видишь вон ту повозку?
Инквизитор убедился, что пленник бросил взгляд в указанном направлении и продолжил:
– Как ты думаешь, что внутри?
– Я полагаю, твари?
Вегард заметил небольшую заминку перед ответом. Вряд ли ловец сомневался в содержимом повозки, скорее, подозревал, к чему идет разговор, и сомневался, стоит ли его поддерживать.
– Браво, – наигранно обрадовался магистр. – И как определил?
– Полагаю, вопрос риторический? Вы сами нацепили на лошадей всяких чехлов, закрыли им глаза и уши, потому что прекрасно знаете, как они реагируют на тварей. Хотя я все равно не понимаю, как вы вообще заставили их везти эту повозку, запах-то они все равно чувствуют.
– Возницы добавляют им в воду специальный успокаивающий настой.
– То есть вы просто опоили бедных лошадей? У Инквизиции кони пьяные, интересный пово…
Договорить он не успел. Вегард только казался неповоротливым из-за массивной фигуры. Удар ножнами сквозь прутья решетки был нанесен так точно, что оружие даже не задело прутья, хотя инквизитор наносил его вплотную и почти не целясь. Несколько мгновений ловец судорожно пытался вдохнуть обратно выбитый из легких воздух, потом тяжело раскашлялся, держась за отбитый бок. Гейрид усмехнулся, он хорошо знал, что Вегард таким внезапным умел ломать ребра.
Дождавшись, пока пленник отдышится настолько, чтобы быть способным воспринимать его речь, магистр почти ласково заговорил.
– Я не могу не оценить твои попытки, но если ты еще хоть раз за время нашего путешествия откроешь рот и что-нибудь скажешь, – мне все равно, что: прокомментируешь погоду, святое писание или прыщ на носу у брата Сайда – через минуту ты окажешься не в этой повозке, а в соседней. А в столице я скажу, что ты был убит при попытке к бегству. Да, ты прав, нам хотелось бы довезти тебя живым, но не настолько сильно, чтобы терпеть твои выкрутасы. Разговаривать ты будешь в столице. А до тех пор я не желаю слышать от тебя ни звука. Ты меня понял?
Ловец не отвечал, поэтому Вегард немного подождал, а затем с силой ударил рукоятью меча по решетке.
– Ты понял, я спрашиваю?!
Стоявшие рядом инквизиторы невольно вздрогнули, даже они не ожидали такой резкой смены тона. Рэниар только едва заметно изогнул бровь.
Выдержав напряженную паузу, магистр отстранился от клетки.
– Молодец, сообразительный, – холодно похвалил он. – Вижу, что главную мысль ты усвоил.
Он развернулся и спокойно зашагал к своему коню. Ничто не выдавало того, что глава Инквизиции раздражен.
Это был первый пленник, который не попался на традиционную уловку. В тяжелой ситуации, испытывая физическую боль, под сильным психологическим давлением очень сложно не ответить на прямой вопрос. «Да», «Понял», «Пошел к тварям!», «Не бейте меня» – что-то обычно да говорят. И тут же получают еще один удар: «Я ведь запретил тебе открывать рот!» Последняя точка, заставляющая жертву прочувствовать свою беспомощность и обреченность.
Рэниар этой последней точки поставить не дал. Вроде бы он подчинился, нужно бы радоваться такой понятливости и сговорчивости пленника. Но Вегарду казалось, что он увидел за покорностью что-то другое. Ловец так и не отвел упрямого взгляда, словно говорил: «Показываешь, что будем играть по твоим правилам? Давай попробуем. А что, если я и здесь тебя обойду?»
Нет, от таких врагов нужно избавляться как можно скорее. Довезти пленника до столицы, допросить, быстро провести суд на основе его показаний – и на костер. Плевать, как он будет выкручиваться и что прикажет Руис, в крайнем случае, ловец и в столице может погибнуть «при попытке к бегству». Такие люди попадаются редко, но их не стоит игнорировать из-за того, что это всего лишь простолюдины и просто пешки в политической игре Фредегара Флаурос. Да и пешки ли? Интересно, командор сам-то знает, с кем он связался?
День прошел спокойно, а на ночлег отряд на этот раз остановился неподалеку от маленького городка. Въезжать в поселения, пока с ними повозка с тварями, Вегард не рисковал, любая шавка за первым же забором подняла бы такой визг, что на их караван смотрели бы, как минимум, странно. Инквизитора это раздражало. Он привык уже к столице и ее окрестностям с установленными удобными порядками. Здесь был другой мир, всем было наплевать и на королевские указы, и на церковные эдикты. Население провинции, кажется, вообще делало вид, что они являются уже каким-то другим королевством и к Велентору никакого отношения не имеют.
Соседство с городком великому магистру сразу не понравилось, но здесь была удобная поляна рядом с родником, нервничавшие весь день от близости тварей кони утомились, а искать другое место для лагеря означало гнать отряд дальше еще несколько часов. Поэтому Вегард заставил себя отогнать сомнения и приказал остановиться на привал.
Предчувствия инквизитора не обманули. Ночью, вскоре после полуночи, весь лагерь перебудили отчаянные вопли. Незамеченный часовыми, на место стоянки проник воришка. Миновав палатки, он добрался до закрытой холстиной клетки. Может, решил, что самое ценное должно быть именно в крытой повозке, может, просто прельстился тем, что она стояла в стороне, но ему хватило ума залезть прямиком к тварям.
Когда часовые добежали до повозки, парнишку уже почти втянули в клетку, насколько позволяли прутья решетки. Инквизиторы растеряно остановились, вспомнив, что приближаться к прутьям великим магистром было строго-настрого запрещено. К счастью, от палаток уже бежал один из охранников повозки, знавший, как обращаться с тварями. На бегу он забросил сквозь решетку в клетку амулет, тут же полыхнувший волной золотистого пламени. Что-то недовольно заурчало внутри, но охранник уже выдернул за куртку воришку, швырнул его на землю и поспешно одернул край холстины, не давая никому заглянуть в клеть.
На место происшествия сбегалось все больше людей. Поспешно, но без суеты, подошли Гейрид и Вегард. Парнишка валялся на земле и орал от боли. На одной руке у него была откушена кисть, вторая сохранилась целиком, но была разодрана до самого плеча, местами виднелась открытая кость. Кровь хлестала из разодранных вен и артерий, однако никто даже не дернулся, чтобы попытаться помочь бедолаге.
Великий магистр окинул внимательным взглядом залитую кровью поляну, жертву, напуганных часовых, столпившихся зрителей – и бросил Гейриду:
– Разберись.
Тот понятливо кивнул и шагнул к вору, доставая из-за пояса кинжал. Парнишка испуганно заорал, когда инквизитор наклонился к нему, но тут же захрипел и затих. Гейрид разогнулся, вытирая клинок.
– Что делать с телом, командир? – деловито спросил он.
Вегард пожевал губами.
– Бросьте в клетку, – наконец решил он. – Не стоит оставлять пищу для лишних слухов.
Развернувшись, он зашагал назад к своей палатке. Пленник, казалось спал. Он сидел, сгорбившись, в углу, облокотившись спиной о решетку и подтянув колени к груди. Клетка была неудобной, нормально в ней можно было только стоять, чтобы лечь, нужно было свернуться на полу калачиком. Принять такую позу из-за отбитых ребер Рэниар, похоже, не мог, к тому же, ночи были уже прохладными, плащ и жилет с металлическими пластинами у него отобрали, а тонкая полотняная рубаха вряд ли грела.
Инквизитор не верил, что ловец мог проспать такой переполох. Проходя мимо, он поднял повыше фонарь. Рэниар действительно следил за происходящим, хоть и не меняя позы.
– Ты видел, как сюда пролез этот болван? – спросил у него Вегард.
Ловец перевел взгляд с тащивших к клетке мертвое тело инквизиторов на лицо великого магистра и скептически скривился. Даже привычно хмыкать не стал: в конце концов, в запрете было сказано о любых звуках, не только о словах, а получать второй раз по ребрам пленнику явно не хотелось.
Магистр удовлетворенно усмехнулся.
– Я вижу, ты усвоил урок даже лучше, чем я ожидал. Мог бы предупредить дурачка, и он сейчас был бы жив. А?
Рэниар едва заметно дернул плечом и прикрыл глаза. Похоже, это означало: «Пошел к тварям, дай поспать».
Вегард расслаблено продолжил путь к палатке. Зря он нервничал и надумывал какие-то сложности, ловец впечатлился демонстрацией гораздо сильнее, чем показал. Поговори он с воришкой, и это могло бы стать проблемой, но ловец промолчал. Страх перед магистром, похоже, пересилил даже стремление выкрутиться.
Рэниар в клетке заворочался, стараясь найти удобное положение для затекшей спины. Безумно хотелось нормально выспаться. Но днем каждый ухаб, на котором подпрыгивала повозка, отдавался болью в ушибленном боку, а ночью было холодно.
Твари разбудили чутко спавшего ловца задолго до начавшегося переполоха. Они-то, в отличие от часовых, появление постороннего в лагере учуяли сразу. Под холстиной негромко возились и сопели. Рэниар ломал голову, кто именно может издавать такие звуки, но возможных вариантов было слишком много. Он приглядывался к повозке весь день, но сопровождающие ее охранники если и заглядывали внутрь, то делали это в стороне от отряда и развернув повозку так, чтобы не только пленник, но и никто из основного отряда ее содержимого не увидел.
Незадачливого воришку было, конечно, жалко, но должна же хоть как-то уменьшаться популяция идиотов. Это надо было сообразить – полезть грабить отряд! Лично против паренька Рэниар ничего не имел, можно было бы и шугануть его, но тогда бы его точно заметили инквизиторы у костра. Когда же этот безмозглый самоубийца полез в повозку, ловец понял, что это, возможно единственный шанс для него взглянуть на питомцев Инквизиции.
За решеткой было темно и тихо. Хищники притаились, чтобы не спугнуть раньше времени добычу. Вор слегка удивился, увидев под тканью клетку, но решил все равно пошарить внутри. Он просунул руки между металлическими прутьями и принялся ощупывать пол. Некоторое время ничего не происходило, потом внезапно парень заорал. Ловец ясно увидел, как его рука неожиданно согнулась прямо на середине кости и парня начало затягивать внутрь повозки, хотя у прутьев по-прежнему никого не было.
Дальше смотреть Рэниар не стал. Как твари жрут людей, он и так видел гораздо большее число раз, чем хотелось бы. Последовавшая сцена тоже была вполне ожидаема – воришка был обречен с того момента, когда решил обворовать инквизиторов. Великий магистр тоже остался верен себе: раз уж встал – не упусти возможность лишний раз погнобить пленника.
Ушел спать Вегард весьма довольным, уверенный, что все идет как надо. Вообще Рэниар и сам любил делать выводы и строить планы. Но жизнь ловца хорошо вбила ему в голову понимание простой истины: даже самый хороший и гениальный план запросто в любой момент может отправиться псу под хвост, махнув на прощание ручкой, и выкручивайся, как знаешь. Интересно, ваше святейшество, а вас много раз жизнь так по носу щелкала?
Как выкручиваться на этот раз, Рэниар еще точно не знал, но в копилку ценных и потенциально полезных сведений отправилось сегодняшней ночью еще одно. В повозке сидели самые неприятные из возможных тварей: чертовы невидимки.
На утро отряд продолжил путь, но вскоре достиг развилки и разделился. Часть отряда с повозкой тварей и ее охраной сворачивала на юг, и на этот раз великий магистр собирался ехать вместе с ними. Отдавая последние указания, он осматривал караван, проверяя, все ли сделано.
– Двигайтесь как можно быстрее, – наставлял он Гейрида. – Сюрпризы от капитана Дериана все еще возможны, не расслабляйтесь.
Проезжая мимо клетки с пленником, Вегард придержал коня.
– Надеюсь, проблем от тебя больше не будет, – он смерил ловца внимательным холодным взглядом. – Не думай, что мы расстаемся надолго, я скоро нагоню. Только посещу одно место под названием Воронье Гнездо.
Рэниар медленно поднял голову и посмотрел на инквизитора.
– О, я вижу, ты знаешь, о чем речь, – магистр усмехнулся. – Так и знал, что ты поучаствовал в судьбе принцессы. Командор Фредегар думает, мы не знаем, где она находится. До недавнего времени это было так, но внезапно Вальрик, глава дома Гвенаэль, прислал в столицу своих людей. Представляешь, столько лет о нем ни слуху, ни духу в Веленторе – и вдруг ему что-то понадобилось. Оказалось, его люди ищут родичей принцессы Кейнари из дома Лорар и интересуется вопросами передачи опеки. Интересно, правда?
Ловец отчетливо скрипнул зубами.
– Вот и мне так показалось, – удовлетворенно кивнул Вегард. – Поэтому мы навестим родовое имение Гвенаэль и скоро вас нагоним. Не расслабляйтесь.
Отряды двинулись каждый по своей дороге: великий магистр с тварями на юг, а все остальные – на запад, в сторону столицы. Но вскоре Гейрид обнаружил, что во вверенном его опеке караване не все благополучно. Брат Сайд опять был красным, как вареный рак, двое товарищей пытались аккуратно оттеснить его от повозки с пленником, примирительно что-то объясняя.
– Что здесь происходит? – вмешался командир.
– Он!.. – Сайд от волнения начинал заикаться. – Он посмел сказать, что…
– Так, подожди, – Гейрид с сомнением посмотрел на подчиненного, а потом на ловца, в которого тот обличительно тыкал пальцем. – «Сказать»? То есть он опять разговаривает?
Он подъехал ближе к клетке.
– Вроде бы мы выяснили, что ты помалкиваешь до столицы, – напомнил он Рэниару.
– Мне надоело, – нагло заявил тот.
– Понятно, – инквизитор понимающе кивнул. – Святой из дому – черти в пляс. Великий магистр уехал, и ты думаешь, что тебе больше ничто не угрожает.
– Не то чтобы так примитивно, но вы мыслите в правильную сторону.
– Полагаешь, его угрозы были простым бахвальством и можно их не опасаться?
– Его – нет, ваши – да.
Гейрид нахмурился.
– Ты зря так думаешь.
– Нет, не зря, – ловец одарил его лучезарной улыбкой. – Допустим, вы можете меня побить. Это заставит меня заткнуться? Нет.
– Клетки с тварями у нас теперь, конечно, нет, – инквизитор старался держать себя в руках. – Но того же эффекта можно достигнуть и иными способами.
– Да ну? – Рэниара это ничуть не смутило. – А вы точно знаете, насколько магистр был серьезен? Готовы нести лично ответственность за утерю ценного пленника?
Гейрид стиснул зубы. Самое противное было в том, что ловец был совершенно прав. Его было необходимо доставить в Велентор живым и бодрым. Это Вегард мог в крайнем случае наплевать на приказы, другим за такое головы не сносить.
Инквизитор развернулся и силой ударил перекрестьем меча по прутьям клетки в том месте, где на них лежала рука пленника, надеясь сломать ему пальцы. Не попал, Рэниар вовремя убрал руку и заржал.
– Игнорируйте его, братья, – велел Гейрид, отъезжай от повозки, – просто игнорируйте.
Приказ был правильный, но трудно выполнимый. Болтовня пленника в начале путешествия оказалась просто легкой разминкой. Он действительно успел неплохо изучить членов отряда и теперь безошибочно бил в больные места, заставляя окружающих не только злиться на себя, но и ссориться между собой. Когда к вечеру, уже не подъезде к какому-то очередному городку, брат Сайд подрался с братом Андором из-за того, что первый рвался поколотить пленника, а второй не давал ему этого сделать, ссылаясь на описанные в житиях святых испытания терпения, которые необходимо пройти адептам Создателя, Гейрид чувствовал, что его терпение уже на исходе.
На ночь они остановились на постоялом дворе. По началу командир мстительно приказал оставить клетку с пленником на улице на холоде, но после того, как охранявшие ее инквизиторы снова чуть не передрались, поспорив (не без участия ловца) о трактовке святого писания, он сдался и велел закатить повозку в теплый сарай. Там Рэниар наконец согрелся и заснул, дав и окружающим передохнуть до утра.
Утром, пока отряд заканчивал сборы в дорогу, Гейрид поглядывал по сторонам. Его внимание привлек лист бумаги, приколоченный гвоздями к стене постоялого двора. Инквизитор подошел ближе, пробежал строчки глазами и нахмурился.
– Что это значит, хозяин? – уточнил он у сонного помятого хозяина, поднявшегося в такую рань задолго до рассвета из-за беспокойных гостей.
– Это объявление от городской управы, святой отец, – испуганно промямлил тот.
– Я это понял. Тут написано, что по тракту дальше ездить нельзя. Это правда?
– Истинная правда, святой отец, – хозяин прижал руки к груди. – Банда Грэта в наши края пришла. На прошлой неделе ее видели на тракте.
– Что это да банда?
– Ох, плохие люди… Очень плохие, совсем без совести. И управы на них нет никакой.
– Они уже кого-то ограбили здесь?
– В этот раз нет, но коли их видели, лучше не рисковать.
– Хорошо, а как же быть? Есть другая дорога?
– А как же ей не быть, есть, – трактирщик беспокойно заерзал, пряча глаза.
– Ну? – потребовал инквизитор.
– Немножко долгий объезд получается, – нехотя признался хозяин. – Денька три лишних придется потратить, а то и четыре. Зато с гарантией!
– И что будем делать, брат Гейрид? – уточнил один из товарищей.
Командир отряда задумался. Терять время не хотелось, да и так ли страшны те разбойники хорошо вооруженному отряду? С другой стороны, пренебрегать безопасностью глупо, излишняя самонадеянность губить гордецов.
– На вашем месте, – донесся голос из клети, – я бы так пренебрежительно к парнишкам Грэта не относился. Это одна из самых опасных и сильных банд в провинции, и если вы думаете, что они наложат в штаны от вида ваших серебряных плащей, то очень сильно ошибаетесь.
– Заткнись, а?! – не выдержал наконец Гейрид. – В конце концов, я тебя все-таки прибью, а командиру честно покаюсь, что был в ярости и не владел собой. И это будет чистая правда!
Инквизитор прикрыл глаза, стараясь собраться с мыслями. К счастью, ловец и вправду замолк. Выбор и так был непростой, а тут еще эта язва влезала со своими советами – пойди теперь пойми, что он хотел сказать, чего добиться и как теперь нужно поступать.
– Ты советуешь не рисковать и поехать в объезд, – принялся он в конце концов рассуждать вслух. – Естественно расчет на то, что я поступлю по-другому и поеду напрямик. Так?
Инквизитор внимательно вглядывался в лицо Рэниара, пытаясь уловить хоть какой-то отзвук эмоций, но оно было совершенно бесстрастно.
– С другой стороны, – продолжил Гейрид, – ты же не держишь меня за идиота? Я знаю, что ты хитрая изобретательная тварь. В Гераре ты провел нас, как детей малых, выгораживая своего сообщника. Второй раз я не попадусь. Ты весьма топорно пытаешься внушить мне мысль, что твое желание – ехать напрямик. Даешь мне возможность легко раскусить эту хитрость и, будучи уверенным в своей победе, направиться в объезд. Где мы потеряем кучу времени и позволим себя нагнать доблестным королевским гвардейцам. Умный ход, да?
Инквизитор продолжал неотрывно следить за лицом пленника. Нельзя сказать, что он не сомневался в своих догадках. Поэтому ему очень хотелось разглядеть хоть что-то в глазах Рэниара, подтверждающее или опровергающее приведенные доводы. Но тот оставался спокойным. Хотя… В какой-то момент едва заметно дрогнули ресницы, чуть расширился зрачок…
Гейрид вздохнул и решительно тряхнул головой. Стоящий рядом инквизитор тупо таращился на командира, тщетно пытаясь угнаться за его логикой.
– Мы едем напрямик, – заявил командующий отрядом и снова бросил взгляд на ловца. Лицо у того было не слишком веселым.
Вскоре отряд двинулся в путь. Рэниар устало прикрыл глаза и со вздохом прислонился спиной к уже опостылевшей металлической решетке. Улыбнуться он позволил себе только несколько минут спустя, когда они уже выезжали за распахнутые отчаянно зевавшими стражниками городские ворота. Как все-таки мило со стороны великого магистра было оставить их, с ним бы такой номер не прошел. Предсказывать логику Вегарда ловец не взялся бы, даже владей он сказочным даром телепатии. Брата Гейрида же он неплохо изучил за время пути. Достаточно было вывести его из душевного равновесия и просчитать, насколько сложную комбинацию способен сам инквизитор навоображать.
«И главное – я их честно предупреждал», – злорадно подумал он.
***
Дериан невозмутимо наблюдал из седла, как Вернет осматривает следы на дороге. Хотя на душе у него было гадко и муторно. Инквизиторы двигались быстро. Легкий отряд королевских гвардейцев на лошадях из конюшен самого Фредегара – еще быстрее, постепенно нагоняя, но их отставание сокращалось не так быстро, как хотелось бы.
Тем не менее, капитан держал свое беспокойство при себе и не собирался лезть под руку своим людям. Вернет, как и сам Дериан, был из провинциальных дворян, если бы не широкие взгляды командора, попасть в Королевскую гвардию ему бы не светило. Детство и юность его прошли в лесах Тэрвела, где он неделями пропадал в компании охотников. Именно ему, как лучшему среди них следопыту, и поручено было следить за дорогой.
Накануне на месте стоянки инквизиторов он нашел огромное кровавое пятно на земле. Дериан честно признавал, что он бы его ни за что не заметил. Похоже, его хорошенько поливали водой, смывая кровь с травы, но Вернет заметил пару оставшихся капель и принялся изучать поляну внимательно. Гвардейцы подавленно переглядывались, не решаясь высказать самое вероятное предположение.
Но пару часов спустя стражники на воротах небольшого городишки, испуганно таращась на гвардейские бирки, клялись и божились, что в клетке, которую вез отряд инквизиции, пленник был. Рассказали они и о распоряжении городской управы сообщать всем проезжающим об опасности на тракте.
– Мой вам совет, – серьезно сказал пожилой капрал, – сверните перед осиновой рощей. Банда Грэта – это не шутки.
Теперь Вернет почти ползал на карачках, изучая перекресток перед той самой осиновой рощей. Здесь был поворот на проселочную дорогу, позволяющую объехать опасные места. Земля была изрыта многочисленными копытами и колеями. Дериан вообще не понимал, как можно ориентироваться в такой мешанине следов.
– Все-таки они поехали прямо, – сообщил наконец следопыт.
– Уверен?
– Да. Смотрите, – Вернет ткнул пальцем в дорожную пыль. – Вот обод проехал – это их повозка, на нем очень характерная выбоина. И вон ту подкову я хорошо помню, второго слева гвоздя нет.
– Что ж, едем прямо, – кивнул капитан. – Смотрите в оба, не нравится мне вся эта ситуация.
Тракт тянулся через рощи и перелески, местность вокруг становилась все более пустынной. Свежих следов здесь было гораздо меньше, похоже, местных жителей всерьез напугало имя известного разбойника и они в основном предпочитали потратить время на объезд. Деревья подступили к самой обочине, их кроны сомкнулись над дорогой, и отряд въехал уже в самый настоящий лес.
Дериан жалел, что на нем и его товарищах сейчас не полный гвардейский доспех, а кольчуги и куртки с наклепанным пластинами. Конечно, они не должны были привлекать к себе внимания в дороге, но сейчас хотелось плюнуть на всю маскировку и натянуть защиту понадежнее. Ноа чувствовала беспокойство хозяина и тоже нервничала.
Дорога повернула и резко нырнула в овраг. Гвардейцы напряглись: место просто напрашивалось на то, чтобы организовать здесь засаду. Ожидания их оправдались. Сразу за поворотом дорога была изрыта ногами людей и конскими копытами, а чуть дальше виднелась яма.
Дериан спешился и осторожно двинулся к краю ямы, приглядываясь к придорожно растительности, но в кустах пока было тихо.
На дне лежал инквизиторский конь. Он провалился сквозь настеленные поверх ямы присыпанные землей ветки и распорол брюхо о натыканные внизу заточенные колья. Кто-то сердобольный добил бедное животное выстрелом из арбалета в голову. Всадник обнаружился там же, на дне, он явно пытался выбраться, но был убит несколькими ударами чем-то острым в грудь и шею. Шлем был смят, как будто его еще и лупили поленом по голове.
Капитан знаком приказал отряду объехать яму и двигаться дальше.
– Вернет, – негромко велел он, – иди вперед. Тут могут быть еще такие ямы, не хотелось бы их найти опытным путем.
Следопыт понятливо кивнул.
За следующим поворотом обнаружилось сразу трое мертвых инквизиторов. Пробитые доспехи потемнели от запекшейся крови. Из груди одного из них торчала грубо выструганная из дерева и обитая железным листом рогатина. Древко сломалось от силы удара, поэтому хозяин не стал даже вытаскивать свое вышедшее из строя оружие. Множество следов говорило о развернувшейся здесь нешуточной схватке.
По мере движения дальше по дороге мертвых тел становилось все больше. Похоже, инквизиторы полегли всем отрядом. На обочине, сиротливо покосившись и уперевшись в сосну пустыми оглоблями, стояла повозка. Одна стена клети была полностью выломана и валялась на земле. Никаких следов Рэниара вокруг не было.
Вернет деловито изучал землю и жестами показывал, что нужно идти вперед. Гвардейцы двигались дальше по безмолвному лесу, пока Дериан внезапно не заметил какое-то движение в кустах. Тут же дернулся кто-то из замыкающих, подавая сигнал тревоги. Отряд успел сгруппироваться за пару секунд до того, как раздался громкий свист, и из-за деревьев вывалились разбойники.
Капитан оценивал противника, и то, что он видел, не слишком ему нравилось. Похоже, стычка с инквизицией банду сильно потрепала, здесь были явно не все, некоторые разбойники щеголяли свежими бинтами. Но все равно драка обещала быть неприятной. К счастью, арбалет гвардеец заметил только у одного разбойника, и тот размахивал этим оружием, так, как будто больше надеялся оглушить противника ударом по голове, чем попасть болтом. В основном в руках у лесной братии были ножи, тесаки и рогатины, он обольщаться по поводу их убойной силы после пробитых инквизиторских доспехов не хотелось.
– Как нам сегодня везет, – на пригорок вылез здоровенный верзила с перечерченным кривым шрамом лицом. – Добро пожаловать, господа хорошие. Может, будете столь любезны мирно сдаться, а?
– Идея не кажется мне удачной, – качнул головой Дериан.
– Ну и твари с вами, – отмахнулся верзила. – Ребята, взять их!
– А ну, стоять!!! Гвардия, мечи в ножны!
Гвардейцы, дернувшиеся было уже вперед, невольно замерли, услышав знакомую команду. Разбойники тоже притормозили, вопросительно косясь на своего главаря.
Рэниар не без труда сполз с пригорка, хватаясь на ветки кустов. Выглядел он помято и устало. Было заметно, что его слегка пошатывает. Скулу ему разбили, видимо, еще в Гераре, ссадина уже подживала. Но на плечах у него уже красовался родной серый плащ, на поясе ножны с кинжалами.
– Грэт, отзови своих молодцов, – уверенно, несмотря на свой бледный вид, предложил Дериан.
– С чего бы? – поморщился верзила.
– Это мои люди, Грэт. Тебе сегодня один раз уже повезло, не искушай судьбу.
– Да ладно, – разбойник оценивающим взглядом окинул гвардейцев. – Справимся.
– Ой, не уверен. Сколько у тебя сегодня трупов? А сколько тяжело раненых, которые тоже скоро помрут? А сколько ты за все это выручил? И как, сильно окупилось?
Грабители негромко, но согласно зароптали. Кинжалы и тесаки начали потихоньку исчезать в ножнах. Главарь банды недовольно поморщился.
– Верно, от вас одни убытки, мастер, – сварливо сообщил он. Недовольные взгляды разбойников теперь обратились на ловца. Тот пожал плечами.
– Я в клетке сидел, никого не трогал, кто тебя просил на отряд инквизиторов бросаться? Хотя спасибо, конечно, очень мило с твоей стороны. Будут проблемы с тварями – обращайся. А пока мы уходим.
Разбойники молча смотрели на удаляющуюся несостоявшуюся добычу, кто-то с облегчением, кто-то недовольно. Были те, кто сразу, сплюнув, удалился в кусты, но некоторые еще сжимали в руках оружие, вопросительно косясь на главаря.
– Вы уверены, что там не выстрелят в спины? – осторожно уточнил Дериан, лопатками ощущая направленные не них хищные взгляды.
– Нет, поэтому чем быстрее мы отсюда уберемся, тем лучше для нас.
– У нас есть запасная лошадь.
– Позже.
– Мы бы с ними справились, – буркнул кто-то из молодых гвардейцев.
– После драки с Инквизицией – да, но какой ценой? – Рэниар был предельно сосредоточен, видимо, потому, что держался так бодро из последних сил. Он не отрывал взгляда от земли, и Дериан наконец понял, чего ловец опасается.
– У нас есть неплохой следопыт, – он чуть придержал ловца за плечо. – Он заметит волчьи ямы.
– Могут быть еще растяжки с арбалетами.
– И их тоже. Пускай он идет вперед.
Флаурос растеряно огляделся вокруг, словно потерял вдруг ориентацию в пространстве, но двое гвардейцев по знаку капитана уже аккуратно подхватили его с двух сторон, ненавязчиво заталкивая в центр отряда и заодно поддерживая, чтобы ловец не упал, если вдруг ему станет плохо.
***
Остановились на привал они только после того, как вышли на открытую местность. В лесу спину так и жгли недовольные взгляды разбойников. Гнаться за ними не стали, но у гвардейцев не было уверенности, что Грэт не передумает.
Дериан обошел их небольшой лагерь, проверяя окрестности и тщательно расставляя посты. Только после этого он вернулся к костру. Рэниара уже накормили, теперь пожилой гвардеец сноровисто бинтовал ему торс. Заметив вопросительный взгляд начальства, он с готовностью отчитался:
– Перелома нет, но трещина в ребре наверняка.
Ловец рыкнул что-то ругательное то ли в адрес инквизиторов, то ли в адрес гвардейца, слишком сильно дернувшего бинт, но тот понятливо ухмыльнулся и затянул повязку еще туже. Кажется, дышать Рэниару теперь предстояло очень осторожно. Проигнорировав возмущенный взгляд пациента, он подал ему чистую рубаху и ретировался. Дериан посмотрел, как ловец осторожно просовывает руки в рукава, стараясь не потревожить бок, и резюмировал:
– С возвращением в Герару нужно подождать.
– Да, – Флаурос все-таки болезненно поморщился, приподнял край рубахи и задумчиво потеребил завязки бинта, явно размышляя, ослабить повязку прямо сейчас или еще немного потерпеть. – Нужно немедленно ехать в Воронье Гнездо.
Капитан недоуменно молчал, ожидая пояснений.
– Этот козел знает, где находится девчонка. И, похоже, у Руиса все-таки планы непременно от нее избавиться. Прямо сейчас эти психи едут в Воронье Гнездо, и с ними целая клетка тварей.
– Клетка? Эта та вторая повозка, которая свернула на развилке? – шустро сообразил Дериан. Ловец мрачно кивнул.
– Что ж, тогда довезем вас до какого-нибудь безопасного места и тут же помчимся в Сиону.
– Да сейчас! – огрызнулся Рэниар. – А тварей вы будете ладаном отгонять, по рецепту отца Грисия?!
– Как-нибудь разберемся. Справлялись же как-то гвардейцы с командором в той деревне.
– С пиларами?! Ха!
– У Вальрика есть свои ловцы.
– У него нет ни одного профессионального ловца, который был бы способен справиться с невидимками!
Дериан вздохнул.
– Вы не сможете ехать на лошади.
– Я смогу ехать.
– У вас сломано ребро, – терпеливо, как ребенку, объяснил капитан.
– У меня ничего не сломано.
– Хорошо, – покладисто согласился гвардеец, – у вас всего-навсего какая-то там трещина в ребре. Которая непременно разойдется от тряски в седле.
Ловец раздраженно посмотрел на него, потом обреченно отмахнулся.
– Идите вы к тварям, – устало сказал он. – Ничего там не разойдется, и в Воронье Гнездо я все равно еду.
Дериан покачал головой. Все-таки не зря они с командором братья. Тот тоже способен еще делать скидки на слабости окружающих, но не на свои собственные. Три ночи без сна, ночной рейд на двадцать лиг до рассвета, ерундовый перелом ребра, руки, ноги, головы? Какая ерунда! Они же Флаурос, и у них же планы. И они будут идти, брести, ползти, и они доползут каким-то чудом на одном характере.
Капитан все равно настоял на том, чтобы Рэниар хоть немного отдохнул перед отправлением в путь. После короткого сна ловец был еще мрачнее. Дериан подвел к нему Ноа.
– Возьмите мою лошадь, у нее самый мягкий ход, – пояснил он. – А я сяду на запасную.
Флаурос коротко кивнул и полез в седло.
Уже готовые отправляться гвардейцы напряженно наблюдали, как он тяжело переваливается через седло, и, кажется, уже готовились спешиваться, стаскивать инвалида с лошади и заново разбивать лагерь. Но Рэниар немного посидел, склонившись к шее кобылы, потом глубоко выдохнул и аккуратно выпрямился, сразу став собраннее и бодрее.
– Не дождетесь, – злорадно сообщил он зрителям. – Я еще помню, как держаться в седле.
Несмотря на то, что ловчий плащ на всаднике выглядел непривычно, благодаря хорошей посадке ловец смотрелся верхом очень ладно и, похоже, хоть и берег больной бок, с ситуацией справлялся.
– Капитан, – окликнул он внезапно гвардейца. Дериан обернулся. Флаурос на мгновение замялся, но потом тряхнул головой и улыбнулся.
– Спасибо, что забрали. Я имею в виду лес. Без вашего появления я бы выбрался от шайки Грэта не скоро.
– Да ну, у вас же везде знакомые и друзья, справились бы и сами.
– Грэт мне не знакомый и даже не друг, – ловец внимательно посмотрел на гвардейца. – Он подлец и отморозок. Я просто его знаю и стараюсь с ним не ссориться, потому что с него станется и ловца пристрелить, если ему сильно захочется.
– Так вы были чем-то вроде почетного пленника?
– Вроде того. И толку никакого нет, и убивать нежелательно, и отпустить просто так жалко. А тут такой весомый аргумент в виде недобрых королевских гвардейцев.
– Что ж, будем считать, что я расплатился за Герару, – улыбнулся Дериан.
Флаурос кивнул скорее себе самому, чем собеседнику, и послал кобылу неторопливой рысью.

@темы: ТВАРЬчество, Ловцы

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Магазинчик бесполезных зверушек

главная